This poem (song) was written and then read by Magomed Magomedgadzhiev, called Solowej, in March 2013 in Druzhba. For the same text with glossings and an English translation see here.

Ассаламу г1ялайкум, ссунглила багьадурте,
Ассалам алайкум, санжинские герои,

Мах1яммадла щаллиццер дихваб ашший саламте.
Со стороны Магомеда пусть будет вам салам (приветы).

Г1илмула ахъанайте дуц1ик1уле ахъибил,
Тот, кто вершины науки быстро (бегом) прошел,

г1ямрулла юлдашшалла, хxула х1урмат сархxибил, Верхъаб Мут1алла Расул!
Тот, кто у друзей по жизни большое уважение завоевал, пусть здравствует Муталов Расул!

Дила бари бишийсат, Ала цавда ду бахе,
Пока мое солнце не погаснет, знай, что я всегда твой,

Хъич1ме урккаб ашрапи, Дила санжила машши!
Между скал ашрафи (золотая монета), мой санжинский хутор!

Расул-ацци нишшалла - г1якьлу-дагьрила шшала,
Дядя Расул наш - ума и знаний светоч,

Гьар цав гьаничибкъелла, Сардулхъан шишимала.
Всегда, когда его вспоминаю, уходит грусть.

Чуйна ча виккаххатра, Дуда ала кьиблама,
Как бы многих других ты ни любил, я - твоя путеводная звезда (Кибла),

Жанниццер арулхъанде, Кадиццарра кьияма.
Ты не умрешь, даже если наступит конец Света.

Х1акимте-каримте леб, хъуреккали букунне,
Есть много чиновников-начальников, которые едят абрикосы,

Нушша анхъчибе летта, Кьукьамтера адиркул.
Есть и мы, садовники, нам даже не достаются косточки.

Амма дила дурхъаце, Ат иж дуне мадугаб,
Но для тебя, мой дорогой, пусть этот мир остается,

Дила далай аккварце, Абирканил мабихваб.
Пусть тебе достается все, кроме моей песни.

У чиражибла верда Гьак1убле пикруме лед,
С тех пор, как я тебя увидел, во мне родилось множество (семикратных) мыслей,

Дух1илгуд гвагвне дяг1ле, Дахъ инжитлекьал кьаттин.
Жаль, конечно, что они (мысли) испытывают много тягостей, словно цветы под снегом.

У рахурра азирда, ххулате кьастане лед,
С тех пор, как я тебя узнал, 1000 больших стремлений появилось,

Т1у1мал кьарсат кьисматли, Даим дялчунне кьаттин.
Жаль, что судьба их всегда топчет, словно ноги траву.

Урк1и нара бел дила, Дурх1у1дехьла бурмаццеб,
Душа моя все так же молода, словно на пороге юношества,

Ихьвле гьилаб батурил, Уц1ранталла щилиццеб.
Она с давних пор оставлена в селении ицаринцев.

Лебкьал дам бурсий биккан, Акрила дубурасат,
Мои мыслы (то, что я хочу сказать) такие большие, словно гора Акри (местность в Ицари),

Бурсибле бек1 эрхулда, мичилла ударасат.
Но не успеваю высказать даже (величиной) с горошину просо.

Хъям-кьац1лиццеб, гъайлиццеб, Леб гьабарххибле дуне,
В разбое-грабежах и сплетнях находится нынешний мир,

Гьилала г1ямрулиццеб, Левда кьакьале дура.
под конец жизни мучаюсь и я.

Ала, ат бикканталла даим ахъбик1ваб х1урмат,
Пусть всегда растет уважение твое и твоих близких,

Г1ях1це къулукъ биркьахъий, ратаб ала Аслих1ят.
Чтобы всегда помогала (тебе), пусть Всевышний хранит твою Аслихат.

Гьеж дунела асил мас, ассибиллий г1ях1леял?
‎‎‎‎Не знаю, хорошо ли тому, кто купил все богатства этого мира?

Дунела асил дусме, дерч1ибиллий г1ях1леял?
‎‎Не знаю, хорошо ли тому, кто провел (бесшабашно) яркие дни (= годы) земной жизни?

Гьей дунела ахират сархибиллий г1ях1леял?
‎‎Не знаю, хорошо ли тому, кто ушел в мир иной (= дошел до того света)?

Х1укуматла либил мас, беркуниллий г1ях1леял?
‎‎Не знаю, хорошо ли тому, кто съел все государственное имущество?

Ахиратла алжана, дицце дурцид рик1уле,
Говоря, что обеспечу райскую жизнь,

Ий дунела г1язабте, дия дяг1чи агъибил.
Та, которая подвергла меня мучениям этого мира.

Бари гунал гьабухъан, ккуртталра муза дурцу,
Если взойдет теплое солнце, и лиса к вершине идет (греться),

У урк1иле рак1утте, иццлумали чарх дурцу.
Когда я тебя вспоминаю, болезни сковывают мое тело.

Ча цаве ала душман, цав верал х1ярх1яли вяхъ,
Кто же твой враг, чтобы в него попали семь пуль,

Цинна вералра насаб, дилагъуна дец1ли (дардли) бяхъ.
Чтобы его семеро поколений достигла та же печаль, как у меня.

Ккумасав къаркъалевчив, я къарагул камайхуб,
На камнях годекана и безлюдно не было,

Ура дура гъайдухъий, я замана абичиб.
Для того, чтобы нам пообшаться, и времени не было.

Дила шишшимла далай, белч1идав, абелч1идав,
Песню моей печале думаю, спеть или не спеть,

Абелч1иле варкуттуд, белч1иле кьакьавик1уд, дила сунглила шанте!
Если не спою, взорвусь, если спою, опечалюсь, мои санжинцы!

Х1уребала байрахъчи, я х1уреба т1ашагъа,
Эй, знаменосец войска, или войско останови,

Х1уреба т1ашайгъаххат, я у дила т1ашрицце.
Если войско не остановишь, либо ты сама постой.

Далайлира делхълира, къушум къугъабаркьибте,
Те, которые песнями и танцами украшали компанию друзей,

Масхъара гъайлиццелла, шишшимте чирдиканте, сунглила г1ях1те гъубзне!
Шуточными словами печали снимаюшие, санжинские джигиты!

Урк1и кьакьале, хьарре, ахъле далай вик1улда,
Хоть и на сердце камень, громко песню я пою,

Абалхад дила далай, це муснаб кабурхарел.
Не знаю, на каком месте моя песня закончится.

Х1якалгуд хьар хъуц1руме, акку гунадик1уле,
Хотя плечи мои под шубой, они не согреваются,

Урк1икьар салабдяг1ле, лебкьал далай бик1уле.
Но сердце, все же, как раньше поет.

Эбла гьила бацлиццед, хъихьла к1апре пях1дик1вар,
В конце осени, листья орехого дерева опадают,

Гьанна ду аргулдану, ашший бари г1ях1дихваб.
А сейчас я ухожу, и вам хорошего дня.

Ил атцун далай вик1уд, варцнира абалхуле,
Только для тебя пою, не зная, усталости я,

Далай вик1вий аалтантай, рушбатлий арц луккунне.
Тем, кто запрещает петь, взятку деньгами давая.

Вец1ну хьуралла бацли, шала баркь ала хъали,
Пусть 15-ый день луны осветит твой дом,

Хьуц1айчидил барили, вана баркьаб ала юрт.
Пусть в 50-ый день лета солнце согреет твой дом.

Эй, къаттар дашан къаплан, мадируд къайгъиакквар,
Эй, лев, гулящий по ущелью, не теряй бдительности,

Къирим мажарла х1ярх1я, садиргъун ашшу г1яйир.
Крымского ружья пуля достигнет тебя на охоте.

Эй, ссанар дашан сартан, мадирхуд сабур акквар,
Эй, по склону гуляющий (гривастый) волк, не теряй терпения,

Алмас дархте мисрили, рирхахъутну дам кьадар.
Поскольку египетским клинком с алмазами станешь ты моей судьбой.

Мах1яммадли делч1унте, белк1не кьабулдаркьибле,
Приняв письмена, написанные Магомедом,

Балкнера кьабул даркьаб!
И мольбы пусть (Всевышний) примет!

Дурхъаце у лерилле, т1алих1ла марка баркьаб!
И там, где ты находишься, дорогая, пусть счастья пойдут дожди!