Угроза исчезновения

Для того, чтобы понять истоки нынешнего положения ширинского и санжинского языков, необходимо вкратце рассмотреть недавнюю историю этих селений. Поскольку официальные документы на эту тему отсутствуют, а надёжной статистики не очень много, мы во многом основываемся на рассказах самих ширинцев и санжинцев, живущих в г. Махачкале, с. Чинаре, с. Дружбе и с. Шири.

В 1944 г. чеченцев обвинили в коллаборации с нацистскими войсками и депортировали в Среднюю Азию. В это же время многие дагестанские селения были насильно расселены на территории, которые прежде занимали чеченцы. Больше всего пострадали от этого насильственного перемещения дагестанцы, жившие в маленьких горных селениях. Многие даргинцы, в том числе жители с. Шири, в 1944 г. были вынуждены покинуть свои дома и забросить практически всё своё хозяйство. Ширинцы, численность которых на тот момент составляла, по данным наших консультантов, 70 домохозяйств (по данным переписи 1926 г., 237 человек), были вынуждены переселиться в с. Маяртуп Курчалоевского района Чечено-Ингушской АССР. Процесс переселения был связан с сильным ростом смертности от малярии и других болезней [Bulayeva et al. 2008]. В 1957 г. чеченцы были реабилитированы и возвратились в Чечню, и дагестанцам пришлось возвращаться обратно. Многие из селений, включая с. Шири, были разграблены и почти полностью разрушены, и их восстановление заняло несколько лет.

Санжинцам удалось избежать переселения в Чечню, потому что в то время главой исполкома Дахадаевского района был санжинец Гусейн Абдуллаев, который отстоял право своих односельчан остаться на территории своего селения [Магомед-Расул 2009: 54].

После Великой отечественной войны советская власть проводила политику переселения горцев на равнину, особенно из тех деревень, где отсутствовали хорошие дороги и другая инфраструктура. У этой политики было две цели: во-первых, государству нужна была рабочая сила для развития промышленности и сельского хозяйства; с другой стороны, равнинное население было проще контролировать [Mühlfried 2010]. В результате этой политики, с 1960-х годов ширинцы стали переселяться в с. Чинар Дербентского района и другие равнинные селения. С 1968 г. санжинцы, численность которых составляла около 30 домохозяйств (по данным переписи 1959 г. — 94 человека), стали переселяться в с. Дружба Каякентского района. Поскольку в с. Санжи не было и нет ни дороги, ни электричество, спустя 10 лет последние санжинцы покинули своё селение.

Сегодня в Чинаре живёт около 100 ширинских домохозяйств. Многие семьи также живут в с. Дружба, в г. Избербаш, г. Махачкале, г. Кизляре и в других местах. В с. Шири до сих пор есть начальная школа и проживает всего около трёх полных домохозяйств, а также некоторое число пожилых людей, чьи дети и внуки переселились на равнину. В целом в Дагестане, по оценкам наших консультантов, проживает около 200 семей ширинцев, т.е. около 1000 человек. Число носителей ширинского языка скорее всего меньше этой цифры.

По данным наших консультантов-санжинцев, сейчас в Дагестане есть более 100 санжинских домохозяйств, большинство из них в с. Дружба, где также проживают носители лакского, агульского, табасаранского языков, а также других языков даргинской группы. Также есть несколько семей в Махачкале, Кизляре, Избербаше, Дербенте и т.д.

Как ширинский, так и санжинский языки находятся под сильной угрозой вымирания. Во-первых, большинство ширинцев и все санжинцы живут в окружении людей, говорящих на других языках; ширинский и санжинский как «диалекты» даргинского языка не имеют официального статуса, в школах в качестве родного языка изучается литературный даргинский. Полноценными носителями ширинского и санжинского в основном являются люди среднего и старшего возраста; представители молодого поколения, не живущие в с. Шири, часто не владеют родными языками или владеют на недостаточном для полноценного общения уровне.